post

Feb. 13th, 2013 02:36 pm
iretis: (лицо-портрет-маска)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bold_crow в post
об отвращении хорошо написал стелазин.
я так не смогу.
я могу лишь о том, как мы привычно сглатываем его, отстраняемся от него или иронизируем. и не замечаем, как день за днем, час за часом нас отравляет.
тексты, виды, действия, которые день ото дня становятся все хуже. а ты уже крепенький, уже нет интоксикации, уже даже и не замечаешь неправильность или условную совместимость с жизнью. просто спустя несколько лет вдруг обнаруживаешь, что покупать красивую обувь бессмысленно, ибо непролазная непрерывная грязь убивает ее даже быстрее, чем кончится и без того недолгий срок ее жизни.
и вот уже незаметно для самого себя ты обсуждаешь качество дерьма, забывая, что вообще-то ему тут не место, его тут вообще быть не должно.
и неважно о чем идет речь. о политике, искусстве, личной жизни или вкусе еды.
когда-то я смеялась над истеричными дамами, которые убивались то из-за бомжей, то из-за орфографических ошибок, то еще из-за какой-то мелочи. тут на курском всегда много бомжей было. а орфография точно неглавное.
а теперь бомжей почти нет, зато вся улица стала бомжеватого вида. граница стерта. нет разницы между добром и злом, хорошим и плохим, красивым и безобразным, умным и глупым. граница между съедобным и несъедобным размылась и почти исчезла. рассуждения сводятся к оттенкам вкуса несъедобного, а если кто вдруг возопит - так то сетевые хомячки, грамманаци и прочие истерички.
неприлично называть ужас ужасом, дерьмо - дерьмом, мудака - мудаком. неприлично выражать отвращение к отвратительному в какой бы то ни было форме. не получается возопить "кто ж тебе так мозг засрал?" или утвердить "нет, это просто нельзя!", начинать выходит со слов "я понимаю твою позицию..." я преодолеваю свое отвращение к твоей позиции и съедаю ее, чтобы понять какова он на вкус и забываю сблевануть.
отравлены даже слова.
на этой неделе даже упомянуть классическое "вам шашечки или ехать?" - значит невольно вляпаться в дерьмо, прозвучавшее на прошлой неделе, испытать отвращение и... стряхнуть его, спрятаться от него или сглотнуть.
нас всех тошнит, но никак не получается закрыть этот театр.
а здоровый рефлекс "тьху, буэээ" атрофировался.
iretis: (Default)
"Где-то в записных книжках Гидеона я однажды обнаружил список болезней, доселе не классифицированных медицинской наукой, и среди них мне попалось слово islomania, которое описывалось как редкое, но никак не безвестное душевное заболевание. Есть люди, как обычно пояснял Гидеон, которых неодолимо влекут острова. Одно сознание того, что они на острове, в обособленном мирке, окруженном водой, наполняет их непередаваемым упоением. Эти прирожденные "исломаны", обычно добавлял он, являются прямыми потомками атлантов, и это по утраченной Атлантиде тоскует их подкорка, пока они живут на островах".
Лоуренс Даррелл "Размышления о Венере Морской"
iretis: (созерцатель)
"Только действительно близкие люди могут позволить себе не иметь общих контекстов".
(http://users.livejournal.com/_raido/374427.html)
iretis: (в норе)
В этот миг начал дуть ветер, слабый, еще только поднимающийся ветер, наполненный голосами прошлого – шепотом старых гераней и вздохами разочарования, предшествовавшими упорной тоске. Аурелиано его не заметил, потому что как раз в ту минуту обнаружил первые признаки собственного существа в своем похотливом деде, позволившем легкомысленно увлечь себя в пустыню миражей на поиски красивой женщины, которой он не даст счастья. Аурелиано узнал его, пошел дальше тайными тропками своего рода и наткнулся на то мгновение, когда был зачат среди скорпионов и желтых бабочек в полумраке купальни, где некий мастеровой удовлетворял свое сладострастие с женщиной, отдавшейся ему из чувства протеста. Аурелиано был так поглощен своим занятием, что не заметил и второго порыва ветра – мощный, как циклон, этот порыв сорвал с петель двери и окна, снес крышу с восточной части галереи и разворотил фундамент. К этому времени Аурелиано узнал, что Амаранта Урсула была ему не сестрой, а теткой и что Фрэнсис Дрейк осадил Риоачу только для того, чтобы они смогли искать друг друга в запутанных лабиринтах крови до тех пор, пока не произведут на свет мифологическое чудовище, которому суждено положить конец их роду. Макондо уже превратилось в могучий смерч из пыли и мусора, вращаемый яростью библейского урагана, когда Аурелиано пропустил одиннадцать страниц, чтобы не терять времени на слишком хорошо ему известные события, и начал расшифровывать стихи, относящиеся к нему самому, предсказывая себе свою судьбу, так, словно глядел в говорящее зеркало. Он опять перескочил через несколько страниц, стараясь забежать вперед и выяснить дату и обстоятельства своей смерти. Но, еще не дойдя до последнего стиха, понял, что ему уже не выйти из этой комнаты, ибо, согласно пророчеству пергаментов, прозрачный (или призрачный) город будет сметен с лица земли ураганом и стерт из памяти людей в то самое мгновение, когда Аурелиано Бабилонья кончит расшифровывать пергаменты, и что все в них записанное никогда и ни за что больше не повторится, ибо тем родам человеческим, которые обречены на сто лет одиночества, не суждено появиться на земле дважды.
iretis: (сонное с ушами)

Без необходимого можно обойтись, были бы только предметы роскоши.
По крайней мере иногда это точно так.

Posted via LiveJournal app for Android.

iretis: (Default)
Дурак, сделав глупость, оправдывается, что это было его долгом.
iretis: (м?)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] peggotty в My feelings will not be repressed
Книгоголик Кроликов в предыдущем посте спрашивает, в чем смысл мистера Дарси. На самом деле это очень важный вопрос, потому что даже многие девочки думают, что смысл мистера Дарси - в Пемберли и десяти тысячах в год.
Нет, пемберли, конечно, всякие важны, но не они делают мистера Дарси самым желанным текстом во всей литературе. Богатых мужиков с жилплощадью в мировом культурном наследии - как пластырей в аптеке. Красивых - дофигищи, но нам-то нужно, чтобы не натирало.

Особенность мистера Дарси в том, что он отнюдь не литературный герой. Он литературный мужчина. Мистер Дарси не копает клад, не открывает новые земли, не постигает смысл жизни, не ищет философского камня и не изучает языка всеобщей премудрости.
Большую часть текста он вообще молчит.
Но ведь в чем основной романный крючок.
Сначала мистер Дарси ведет себя как козёл. Бычит на красивую и умную девушку, не хочет пропрыгать пару кадрилей в зале, где дам больше, чем джентльменов и решительно отказывается рекомендовать себя незнакомцам. Кроме этого, он уныл, мрачен, желчен и надут.
Белый конь вообще нот детектед. Сам он конь.

Но вот дело доходит до первого объяснения, которое, в общем, звучит привлекательно, только когда его исполняет Колин Ферт, а так-то просто квинтэссенция конизма - "Я вас люблю, но черт, как всё некстати!", и выясняется, что барышня с ним на одном поле лопухов рвать не будет. Потому что он плохо себя ведет.

А что же мистер Дарси? Бросает все и уезжает в Грецию? Начинает пить и куртизанить? Женится на высокосветских генах Кэролайн?
Нет, он начинает вести себя по-мужски. Он признает, что был неправ. Он переламывает себя. Он идет на контакт со столь презираемой им родней Элизабет. Он даже идет на контакт с Уикэмом и предлагает ему денег вместо пули в лоб.
Потому что ему тупо нужна вот эта конкретная женщина, и он молча ломит к цели. Он не мнется в гимназическом дискурсе про то, что он не готов к отношениям, про то, что ему нанесли психологическую травму и про то, что штамп в церковной книге ограничит его свободу.
Нет, его чувства те же, что и в апреле, но одно слово мисс Беннет заставит его умолкнуть навсегда.
Всё - джентльмен сказал, джентльмен сделал.

И вот этот вот редкий, но уверенно-мужской дискурс и настоящие поступки - нет, ну правда, каждый ван ворден может положить полчища неверных к ногам возлюбленной, а ты посиди-ка вежливо с ее мамашей! - и делают мистера Дарси единственным мужчиной, перед которым не устоит ни одна женщина.
Потому что очень часто начинает казаться, что он и в самом деле единственный, и, как говорила Джейн, чтобы влюбиться в мистера Дарси, его надо сначала придумать.

********
Дарси - он, конечно... Дарси.
А я, по всей видимости, никогда не пойму, почему четкое стремление к цели является исключительно мужским... нет, Мужским свойством. Никогда. Бэзшансов.
По мне, это единственно возможный вариант движения, когда человек (независимо от пола) понял, что именно он хочет.
iretis: (Default)
ПРО ОДНОГО ФИЛОСОФА
"Мир, - учил он, - мое представление!"
А когда ему в стул под сидение
Сын булавку воткнул,
Он вскричал: "Караул!
Как ужасно мое представление!"

ПРО ДРУГОГО ФИЛОСОФА
Он был чудаком и, куда бы ни шел,
Проделывал путь круговой,
Поскольку он шел,
Куда нос его вел,
А нос у него был кривой.

СОБЛАЗН
Хвалился дьявол в дружеской беседе,
Что соблазнит сиятельную леди,
Но безрассудно было хвастовство!
Кто соблазнил кого?
Она - его!

ВЕТОЧКА
Пригнул я веточку весной -
Из тысячи одну.
Она не спорила со мной,
Пока была в плену.
Когда же я ее домой
Отправил - в вышину, -

Какой был шум, какой был свист!
Разрезав воздух, точно хлыст,
Она ушла к другим ветвям,
Меня послав ко всем чертям.

И долго в тишине лесной
Шептались ветки надо мной...

О ПОЦЕЛУЕ
- Он целовал вас, кажется?
- Боюсь, что это так!
- Но как же вы позволили?
- Ах, он такой чудак!
Он думал, что уснула я
И все во сне стерплю,
Иль думал, что я думала,
Что думал он: я сплю!

О ПЬЯНСТВЕ
Для пьянства есть такие поводы:
Поминки, праздник, встреча, проводы,
Крестины, свадьба и развод,
Мороз, охота, Новый год,
Выздоровленье, новоселье,
Печаль, раскаянье, веселье,
Успех, награда, новый чин
И просто пьянство - без причин!

О ТОМ ЖЕ
Чтобы ему напиться пьяным,
Нужна бутылка со стаканом,
Друзей беспечных тесный круг
Или один сердечный друг.
Возможно пить и в одиночку.
Бутылки нет - давайте бочку.
Пить без стакана мудрено,
Но можно, - было бы вино!

О ХАНЖЕ И ЕГО ЛОШАДИ
Ханжу кобыла укусила.
Она была права:
Его же проповедь гласила,
Что наша плоть - трава!
iretis: (созерцатель)
"Так вот, клоун воплощает в себе черты фантастического существа, раскрывающего иррациональную сторону человеческой личности, ее инстинктивное начало и ту малую толику бунтарства и протеста против установленного свыше порядка, которая есть в каждом из нас.
Клоун — это карикатура на человека, выпячивающая черточки, которые роднят его с животным и ребенком, с тем, кто смеется, и с тем, над кем смеются. Он — зеркало, в котором человек видит свое гротескное, искаженное, нелепое отражение. Он — самая настоящая тень. Он есть и всегда будет. Это все равно что спросить себя: "Тень умерла? А может тень умереть?"....

"Когда я говорю "клоун", то имею ввиду рыжего. Ведь существуют два вида клоунов – белый клоун и рыжий. Первый – это само изящество, грация, гармония, ум, трезвость мысли, которые морализаторы выдают за качества идеальные, непревзойдённые, безусловно божественные. И вот тут сразу заявляет о себе негативный аспект этого дела, поскольку белый клоун становится, таким образом, олицетворением Мамы, Папы, Учителя, Художника, Прекрасного и вообще всего, что "положено делать". Рыжий, которого можно сравнить с ребёнком, пачкающим под себя, бунтует против подобного совершенства; он напивается, катается по земле и, следовательно, подстрекает к вечному протесту. В общем, они являют собой два психологических состояния человека – тягу к возвышенному и тягу к низменному, - существующие порознь, раздельно.

РЫЖИЙ. Я хочу пить.

БЕЛЫЙ КЛОУН. А деньги у вас есть?

РЫЖИЙ. Нет.

БЕЛЫЙ КЛОУН. Значит, вы не хотите пить.

Вообще весь мир – а не только моя страна – населен клоунами. Ну а если я на минуту воображу клоуном себя самого? Что ж, пожалуй – я рыжий. Но и белый клоун тоже. А может, я вообще директор цирка? Психиатр, сам ставший психом!

Давайте продолжим этот эксперимент. Пикассо? Безоговорочно рыжий, дерзкий, не знающий комплексов; он всё умеет, он один из тех, кто в конечно счете обязательно берёт верх над белым клоуном. Эйнштейн? Рыжий - мечтатель, рыжий не от мира сего; он всегда молчит, но в последнюю минуту с невинным видом вытаскивает из кармана решение головоломки, предложенной хитрым белым клоуном. Гитлер – белый клоун. Муссолини – рыжий. Фрейд – белый клоун. Юнг – рыжий.

Игра эта настолько заразительна, что, если перед тобой человек из категории белых клоунов, тебя так и тянет играть при нём рыжего. И наоборот"
iretis: (Default)
- Байкер, почему кто-нибудь не снес тебе голову?
- Даже самые примитивные народы уважают сумасшедших.

Rumble Fish.
Да-да, "кто-то должен отпустить рыбок в реку".

А то!

Jan. 25th, 2011 10:32 pm
iretis: (Default)
"Чтобы обитать в городе, где одновременно выдувает внутренности, морозит конечности и при этом хлюпает под ногами, нужно иметь тройной нордический характер." (с) А.Кудрявцев
iretis: (Default)
... находясь перед зеркалом и переходя от созерцания отдельных частей своего тела к созерцанию тела в целом, ребенок испытывает удовольствие от созерцания самого себя и одновременно он осознает разницу между изображением и моделью. Перед лицом своего отражения от обретает новую функцию - функцию объекта отображения, функцию проекции. Представляя собою результат расширения "умственного пространства", изображение, появляющееся в зеркале, то есть отражение, не является неким данным единством, а является единством, созидающим самое себя и требующим определенных усилий для сохраненния самого себя; можно сказать, что то единство никогда не достигается полностью, так что если зеркало и является верным помощником в процессе идентификации и создания представления о самом себе, то оно может также стать и разоблачителем, своегобразным индикатором, свидетельствующим о наличии у человека неких глубоких психических расстройств...

История зеркала. С.Мельшиор-Бонне.
iretis: (Default)
Современная профессиональная медицина начинается с трупа. Патологическая анатомия ставит самые точные диагнозы, это - начало и опора доказательной медицины. Затем можно двигаться к живому, находя в нем симптомы мертвого. Можно составить представление о атомарном строении тела из клеток и, зная, какие клетки как поражены у трупа, взять их для анализа у живого и посмотреть, есть ли те признаки. Всякий раз мысль движется так: первым пунктом будет труп, о котором возможно достаточно полное и доказательное знание, а вторым или там двадцать пятым - конкретный больной со смутной симптоматикой, и больного надо мысленно привести к состоянию трупа, чтобы четче понять. чем он болен.

ivanov-petrov
iretis: (Default)
Генрих. Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили.

Ланцелот. Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?

Генрих. Уйдем, папа. Он ругается.

Е.Шварц. "Дракон"

iretis: (Default)
"Все мальчики дерутся. Хотя бы разок. То, что она девочка, не имеет значения."
iretis: (Default)
***
Я говорю вам: нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду. Я говорю вам: в вас есть еще хаос.

***
Я научился ходить; с тех пор я позволяю себе бегать. Я научился летать; с тех пор я не жду толчка, чтобы сдвинуться с места.
Теперь я легок, теперь я летаю, теперь я вижу себя под собой, теперь Бог танцует во мне.

***
Имена и звуки не затем ли даны вещам, чтобы человек освежался вещами? Говорить -- это прекрасное безумие: говоря, танцует человек над всеми вещами.
Как приятна всякая речь и всякая ложь звуков! Благодаря звукам танцует наша любовь на пестрых радугах.

***
Походка обнаруживает, идет ли кто уже по пути своему, -- смотрите, как я иду! Но кто приближается к
цели своей, тот танцует.
И, поистине, статуей не сделался я, еще не стою я неподвижным, тупым и окаменелым, как столб; я люблю быстрый бег.
И хотя есть на земле трясина и густая печаль, -- но у кого легкие ноги, тот бежит поверх тины и танцует, как на расчищенном льду.
iretis: (Default)
"Если базиличный храм — это приспособление гражданской языческой постройки для нужд христианского богослужения, то храм катакомбный — это свободное, не связанное необходимостью подражания чему-либо христианское творчество, отображающее глубину христианской догматики."
iretis: (Default)
до своей Вселенной, как до Луны пешком.
Только зачем туда пешком-то?

*****
Так, значит, ты прочел “Бурю”? Превосходно. Я убил кучу времени, сидя со здешним ее юным переводчиком. Не обращай внимания на всю ту чушь, которую этот самоуверенный идиот тебе понаписал. Никакого “общего мнения” по поводу эпилогов у Ш. не существует. А эпилог в “Буре”, вне всякого сомнения, принадлежит ему. Понимаешь, нужно ведь не только переводить, но и, так сказать, транспонировать, потому что в противном случае то послание, что стоит за “Бурей”, вполне может потеряться за чисто драматическими хитросплетениями. Воспринимай ее, если хочешь, как упражнение в астрологии. Вот тебе святой отшельник в своей пещере на острове Коркира: его изгнание сугубо добровольно, поскольку с реальностью, то есть с множеством собственных внутренних “я”, он общаться не перестал. Если ты примешь Ариэля за воздушный знак, Калибана за знак земли, а Миранда, или как ее там, будет Нептуном, ты увидишь, как начнут проглядывать очертания астрологической драмы. И вот Просперо, ему отказано от мира, или он сам от него отрекся. Вторжение реального мира (мелочные перебранки и чисто человеческая суета потерпевших кораблекрушение) имеет как реальную, так и драматическую значимость. Оно заставляет его осознать, что художник, контролирующий своих Ариэлей и Калибанов, рано или поздно найдет необходимое решение в мире реальных людей и реальных событий; и в эпилоге дан ключ ко всему артистическому раскладу сил. Жест отречения есть чистой воды волшебство; художник оставляет свои снадобья, отпускает на волю духов и отдает себя КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СУЩЕСТВО на милость людей. Просперо, которому — если он того захочет — подвластны ветры, молится вместе с прочими о том, чтобы благополучно добраться до дома.

На остров удалился именно художник; домой возвратился именно Шекспир. Последний хлесткий стих, по сути дела, есть ясная формулировка темы Гамлет-принц: только проблема здесь уже решена, и решена в традиции дао. “И сила моя пребудет со мною”. То есть сила человеческая, ненадежная, подверженная власти стихий и земного притяжения. Именно художник возжелал наконец остаться в стороне от собственного могущества; возжелал отдать свою божественную силу на произвол приливов и отливов изменчивой людской жизни. Попробуй взглянуть на все шекспировское творчество через эту, последнюю, линзу телескопа, и ты увидишь крошечные фигурки Гамлета, и Лира, и Макбета как сквозь перевернутую подзорную трубу. В том новом измерении, которое он обрел по ту сторону Эйвона, в Стратфорде, сосредоточенность на собственной борьбе уже не играла роли; ему осталось только улыбнуться, благословить остающихся и закутаться в плащ. Так что эпилог есть маленький подарок миру, которому он наконец-то позволил действительно задеть себя за живое; в “Гамлете” и в “Лире” он бился против смерти, как бьется невротик против холодных колес собственной силы и воли. В “Буре” он обнаружил наконец, что сама по себе рана желанна и что, сдав позиции, только и можно продолжать жить. И вот Просперо падает на меч, не с хулой, но с хвалой на устах; и не кукожится от страха, как Гамлет или Макбет. В этом всем, мне кажется, есть что-то и для нас, вот этот самый момент — своего рода урок, который дает нам понять, что мир имеет самостоятельную, отдельную от нас ценность и что иного позитивного ответа на боль, кроме как страдать и восхищаться, нет; и еще, конечно, улыбнуться; вся “Буря” — как одна долгая и тихая улыбка. Дай нам бог каждому суметь отречься вот так же легко и спокойно. После Просперо — загляни-ка в текст шекспировского завещания и оцени, насколько обыденно и просто он сдал свой последний рубеж; ни следа не осталось от идола. Я часто думаю о том, как Просперо заглядывал ему через плечо, когда он ставил подпись под этим чисто человеческим документом. Мы, люди меньшего масштаба, составили бы завещание в стихах.

отсюда: http://magazines.russ.ru/inostran/2000/11/darpism.html
iretis: (Default)
Знающий не говорит, говорящий не знает.

То, что понимают плохо, часто пытаются объяснить с помощью слов, которых не понимают вовсе. (Флобер)

Заткнуть дураку глотку — невежливо, но позволить ему продолжать — просто жестоко. (Франклин)

Начитанный болван — самая докучливая разновидность дурака.

Нельзя правдиво описать дурака, не затратив достаточно времени на терпеливое изучение самого себя.

Веселые люди делают больше глупостей, чем печальные, но печальные делают большие глупости.

Между желанием и сожалением почти всегда находится место для глупости.

Из всех воров дураки самые вредные: они одновременно похищают у нас и время и настроение. (Гете)

Дураки думают, что для того чтобы захватить Капитолий, надо сначала напасть на гусей. (Гейне)

Пустая бочка громче звенит.

Profile

iretis: (Default)
iretis

September 2016

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 09:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios